GMG_6786 — копия

27 августа на сцену Эрарты ворвалась «счастливая жизнь», которую всем собравшимся в зале подарили две прекрасные актрисы, две Светланы – Иванникова и Сурганова. Впервые питерский зритель увидел спектакль в начале лета, а сейчас собрав полный аншлаг, он отправился в небольшой гастрольный тур: Санкт-Петербург, Москва, Тула. Впрочем, останавливаться на этих городах «Моя счастливая жизнь» не собирается.

На протяжении почти всего спектакля на сцене находилась одна Светлана Иванникова – это был монолог женщины, рассказывающей о своей жизни, о воспоминаниях, всплывающих в памяти, как о ярких вспышках, причем с такими деталями и такой эмоцией, что сложно было понять где жизнь, а где игра. Актриса как будто проживала жизнь на сцене, нет, не ту жизнь, которая описана в пьесе, а именно свою. И только под конец спектакля, в роли Сонечки, со словами «Ты правда по мне скучала?» из глубины зрительного зала появилась Сурганова, немного смягчив грустную нотку спектакля. Обе Светланы с одной стороны играют пьесу о том, что они артистки, но в тоже время они и есть артистки, потому что это пьеса, и в тот же момент – это жизнь.

После спектакля Светланы приоткрыли театральный занавес и рассказали о том, как шла работа над спектаклем, о творческих планах, совместном дуэте, предстоящем гастрольном туре и не только.

 

F.C.: Говорят, что очень сложно работать с друзьями. Легко ли складывалась ваша работа над спектаклем? Были какие-нибудь споры и разногласия в ходе творческого процесса?

Светлана Сурганова: У нас не споры происходят, а обсуждения, и поскольку каждый спектакль абсолютно неповторим в чем-то – в каких-то нюансах, репликах, то, конечно, очень сложно настаивать на каких-то строгих моментах. Сегодня такое настроение, хочется поговорить с публикой и сделать на этом акцент, а завтра будут другие акценты. Поэтому мы со Светланой всегда в творческом очень позитивном диалоге. И если честно, у меня даже не поворачивается язык назвать это работой – это очень приятное творческое общение, это всё про жизнь и за жизнь.

Светлана Иванникова: Нам очень легко работается, потому что всегда в спорах побеждаю я, а после победы я делюсь радостью. Я могу уступать, но сдать позиции – нет.

Светлана Сурганова: А в конечном итоге я говорю: «А теперь сделаем так». (смеется)

Светлана Иванникова: Таким тихим, с хрипотцой, голосом…

 

F.C.: Когда смотришь спектакль, создаётся ощущение, что вы взяли кусочек себя и сыграли это, что в спектакле очень много личного. Это так?

Светлана Сурганова: В этом и есть изюминка и суть спектакля, чтобы зритель не понимал где правда, где нет, где личное, где текст пьесы, а где идет, в хорошем смысле, отсебятина. Есть основная канва пьесы Елены Ерпылевой, сюжетные линии – их там несколько, даже то, что говорится и как говорится Светланой Ивановной – это нужно воспринимать как ее личные истории, потому что какие-то похожие ситуации были в ее жизни, и я совершенно четко могу сказать, что этот человек читает со сцены текст, играет эту пьесу с абсолютным знанием дела. И пускай, это не именно те истории, которые произошли с ней, но они очень близки и понятны. Светлана Ивановна – человек, очень много переживший на своем веку, и именно поэтому игра выглядит так убедительно, и ты веришь.

Светлана Иванникова: Больше всех пережила на своем веку Светлана Сурганова. Когда я говорю, что для меня это пример очень странной, нестандартной, но всегда честной жизни, я не кривлю, это так. Сохранять честность в решениях и поступках, в словах, в ожидании чего-то, в прощании – это большое мужество.

DSC_0072 — копия

F.C.: Много ли было личного в спектакле?

Светлана Иванникова: На самом деле «Моя счастливая жизнь» — иллюстрация объединенной истории, поскольку люди, которые сидят в зале, понимают о чем идет речь, даже не переживая с нами этого, они все равно знают, как это было. Все же на одном воспитаны: знают, что такое беда, легкомыслие, страсть, что такое потеря навсегда – это для всех понятные вещи, мне кажется, прожитые или похожие моменты. На такие темы общаться легко, потому что человек на интуитивном уровне понимает, что это как у него, он тоже так чувствует. Разве кто-то может спорить или не признаться, что в его жизни так было?

 

F.C.: Выходя на сцену вы ставили перед собой цель, разбудить в зрителях те эмоции, которые были сыграны? Например, чтобы после монолога про маму, люди вышли из зала и позвонили родителям?

Светлана Иванникова: Конечно. Это невозможно забыть, как тебя звали в форточку обедать. Невозможно забыть, как кричали в окно: «Мам! Мам!». И она сто процентов вылезет и что-то скажет тебе в ответ, спросит «Ты замерз?» или «Ты голодный?». Когда тебе страшно или плохо, даже став взрослым, пускай без звука, но ты мысленно кричишь: «Мама!» — есть она или нет ее, ты все рано это делаешь.

 

F.C.: Санкт-Петербург, Москва, Тула: с первым городом всё понятно, второй – столица, но почему третий город в списке Тула? И будут ли гастроли в других городах?

Светлана Иванникова: Питер – это прекрасно, он очень близок к Риге, здесь очень понятная мне манера жить. Я очень рада такому зрителю, как питерский, – я не видела такого искреннего диалога давно, может когда-то в юности. Сейчас я вспомнила, что бывает диалог – даже если тебе не говорят реально что-то из зала, ты все рано чувствуешь его, тем более в такой сложной постановке. Спектакль очень непростой, он стендаповский – ты должен реагировать на все, что происходит в зрительном зале.

А Москва – это «вышак», уровень, это почти недостижимо для начинающего артиста выступить в Москве. Для театрального искусства, выраженного в спектакле, очень сложно попасть туда, это своеобразная мера оценки. У нас в Латвии есть визитные карточки, например, Раймонд Паулс, Лайма Вайкуле, но сюжет их признания на родине, он всегда основывался на признании в России, и если Москва дает добро, то ты возвращаешься героем на родину.

И дальше у нас конечно же будут гастроли и в других городах, начинаем с Тулы.

 

F.C.: У любого актера есть такой персонаж, которого он мечтает сыграть. Кто этот персонаж для Вас?

Светлана Иванникова: Никто не мечтает ни о какой роли, все мечтают только о работе – как можно больше ролей, любых и разных. Если вам будут говорить, что кто-то хочет сыграть Гамлета или Марию Стюарт – это неправда. Никто не хочет сразу сыграть Марию Стюарт, но он будет счастлив, если ему дадут эту роль. Это та же самая мера оценки, это значит, что режиссер или художественный совет тебя оценил настолько, что дают тебе возможность сыграть этого персонажа. Я не верю, что много таких актеров, которые точно знают, кого хотят сыграть. Конечно, когда вдруг заходит речь, например, о роли Башмачкина (прим.  «Шинель» в постановке В.Фокина), которую сыграла Марина Неелова в «Современнике», когда думали, кому отдать эту роль, скорее всего, она затаилась и мечтала: «Вот бы мне…». Например, я в своей жизни отказывалась от ролей. В свое время мне предложили играть Липочку, но я оказалась, потому что у меня нет форм, а Липочка должна быть в форме. Я даже не знаю, что мне ещё сыграть, у меня очень богатый репертуар, который наработан уже давным-давно.

 

F.C.: Какая Ваша любимая роль из всех ранее сыгранных?

Светлана Иванникова: Пока вот эта – последняя. Она очень живая и не похожа ни на одну из тех, что были в моей творческой жизни. Это не образ, там не написано, как она должна реагировать, как она должна выглядеть. Мне показалось, что это такой современный стендаповский вариант общения с публикой, и то, что в принципе не практикуется в театре. Для меня это как некое приобретение, совершенно новый опыт.

GMG_6798 — копия

Нет ни малейшего сомнения, что обе актрисы без ума от своего творения, они переполнены эмоциями настолько, что им можно не задавать вопросы вообще, они готовы рассказать сами все, и даже больше.

 

Светлана Сурганова: Таких спектаклей в природе нет, это новшество. Играть такие спектакли может человек действительно с большим жизненным опытом, с внутренней гармонией и наполненностью, то есть мало обладать какой-то актерской техникой, нужна харизма и «начинка». Человек должен быть убедительным со сцены и импровизировать, понимать ситуацию, реагировать на нее молниеносно, то есть тут чувство юмора, чувство юмора и опять чувство юмора. (смеется) В спектакле весь текст, все мизансценки, маленькие рассказики по маму, про дочку, про мужа, про буддиста, про Сонечку – это, в общем-то, повод поимпровизировать, пропустить ситуацию через себя, добавить свой какой-то шарм. Почему эти спектакли и не похожи друг на друга? Они — абсолютно «лайвовые» истории, что не вписывается в рамки традиционного классического театра как такового. Весь спектакль зацикливается на актерах, на сцене один человек, который держит зал, один на протяжении часа. Я вышла на сцену уже в конце, немного разрядить обстановку, скажем, на десерт. Но до этого, около часа человек один, эта хрупкая, стройная, красивая, обаятельная женщина держит зал монологом, без каких-либо декораций и дополнительных вещей, которыми можно было бы обыгрывать действие. В первых версиях спектакля у нас были какие-то сумки, которые мы собирали, рассказывая про маму, коробки и ещё что-то. То есть можно было ими привлечь внимание зрителя, а тут ты один и все держится на тебе и твоей харизме.

Светлана Иванникова: Света слегка преувеличивает, тут нужно только одно – ты должен не думать о себе в этот момент: как ты выглядишь, сколько тебе лет… Ты зачем-то вышел на эту прекрасную сцену и тебе дали рупор, в который ты можешь честно что-нибудь сказать – ты можешь или не можешь, ты смел или не смел. И вот осмелеешь и вдруг останешься обнаженным, и тебе все равно — поймут или нет, ты хочешь только одного, чтобы тебя услышали. Это тот диалог со зрителем, о котором я говорила – я знаю, что они понимают о чем я говорю, и если у нас одинаково болит, мы одинаково смеемся, значит стоит выходить на сцену.

 

F.C.: У вас не было мысли создать киноверсию спектакля?

Светлана Иванникова: У меня даже не было мысли, что мы когда-нибудь поедем с «Моей счастливой жизнью» в Питер. Света захотела, и мы сделали вот такой спектакль.

Светлана Сурганова: Сейчас мы расширяем нашу географию, и дальше, я думаю, будет гораздо больше людей, которые получат «отдыхновение» от спектакля, от тем, которые там раскрыты, от игры Светланы Ивановны.

 

F.C.: Светлана, кто Вы больше в душе: актер, исполнитель или музыкант?

Светлана Сурганова: Я в последнее время всё чаще говорю на сцене. Я как будто готовилась всю сознательную жизнь к этому, так что скоро стану артистом разговорного жанра (смеется) и это классно. Я в принципе уже давно практикую вплетать в песенный трек-лист стихотворения Цветаевой, Ахматовой, Мандельштама, Лорки, Бродского, но вот чтобы в прозе говорить практически отсебятину, это для меня впервые.

Светлана Иванникова: Я считаю, что если бы Света еще была управляема, она была бы очень стабильной артисткой.

DSC_0099- — копия

F.C.: А Светлана неуправляема?

Светлана Сурганова: Нет, я не управляема, поэтому я никогда не буду стабильной.  (смеется)

Светлана Иванникова: Что она будет говорить, как она это будет делать никто и никогда не знает. Сказать ей выходи отсюда, смотри туда бесполезно, этого никогда не будет.

Светлана Сурганова: Будет прям здесь и сейчас, и будет так как я себя чувствую, и как складывается ситуация.

 

F.C.: Есть ли у вас мысли о каком-либо новом совместном проекте? Ждать ли поклонникам, что вы сыграете вместе не только в этом спектакле?

Светлана Иванникова: Я вас удивлю, у меня только одна постоянная мысль – завтра бы проснуться. Я – фаталист, я не знаю, что будет завтра, и у меня нет никаких мыслей по этому поводу. Даже про этот спектакль — кто знал, что придет такой материал, кто знал, что Светлана Сурганова в Риге скажет: «А давай что-нибудь сделаем вдвоем?»

 

F.C.: А если Светлана Сурганова завтра придет и скажет: «Мы уже поменялись ролями, я вышла на театральную сцену, давай теперь и споём вместе», Вы согласитесь?

Светлана Иванникова: Да, с удовольствием, но она меня не зовёт. Стесняется.

Светлана Сурганова: Неправда. (смеется) Я восхищаюсь Светиным голосом, она поет восхитительно, вы в этом сегодня даже убедились. Мне кажется, это самый сильный момент в спектакле, эта глубинная тишина, и исполнение песни про одуванчик на ветру – оно просто на разрыв…

 

F.C.: Почему для спектакля выбрана именно эта мелодия («Я теряю тебя») как завершающая?

Светлана Иванникова: Это безусловно лейтмотив спектакля, и на мой взгляд, очень верно именно эту песню выбрал режиссер спектакля, Александр Цой. Мы ему давали слушать практически все, что исполняет Света – естественно должна была прозвучать Сурганова, даже если она не реально поёт, она должна каким-то образом все равно звучать, другого просто не может быть. Саша выбрал именно «Я теряю тебя» и он абсолютно прав, потому что самое страшное – это потеря, потеря человека. Этот человек может быть твой любимый, может просто друг, родители, твой ребенок… Существует много трагедий, но самая страшная – это потеря человека, собственно, как и высшее приобретение – это твой человек рядом, с которым ты можешь радоваться, показывать на какую-то чушь и смеяться, и нет смысла больше ни в чем – ни в еде, ни в путешествиях, если некого толкнуть в бок и сказать «Ты это видишь?» Даже если тебе очень страшно, ты счастлив от того, что с тобой рядом человек.

 

F.C.: Чьей идеей было сделать видеоряд, который шел во время спектакля фоном?

Светлана Иванникова: Это придумал художник-постановщик Миша Заиканов. Было много разных версий, но он выбрал именно эту. Этот видеоряд, он не иллюстративный, он несет свою эмоциональную нагрузку, усиливает все сказанное со сцены.

 

Каждый спектакль этого прекрасного дуэта уникален, каждый из них не похож друг на друга, в каждом есть своя изюминка, иногда привносится что-то новое, и конечно у каждого спектакля свое настроение. И неизменно только одно – восторг от его просмотра.

Вслед за двумя питерскими выступлениями, «Моя счастливая жизнь» отправляется в Москву, где 3 сентября Светланы выступят на сцене ДК им. Зуеева, а уже 4 сентября спектакль увидят в Туле и, несомненно, на этом гастроли не закончатся.

Впрочем уже сейчас московские поклонники творчества Светланы Сургановой и Светланы Иванниковой могут ликовать в предвкушении – их ожидает прекрасный староновогодний сюрприз. Уже меньше, чем через пару недель будет названа дата, а желанные билеты поступят в продажу.

Наслаждалась счастливой жизнью Мария Голованихина

Фото: Светлана Михалько

Моя счастливая жизнь

Flickr Album Gallery Powered By: Weblizar