2 ноября «самый популярный вокально-неинструментальный ансамбль страны» Jukebox Trio навестил Питер в серии деньрождественских концертов «Х3 лет». Пространство Aurora Concert Hall два часа пело, плясало и улетало в астрал прямо с левого берега Невы. Неудивительно, ведь эта троица вновь наковала необычного, качественного и позитивного саунда! Прямо из воздуха, как и всю чёртову дюжину лет.

Fashion-concert.org удалось пообщаться с участниками трио — Ильёй, Владимиром и Гарри — прямо перед стартом. Максимально заряженные и спевшиеся за все эти ХЗ сколько лет, парни подхватывали и договаривали фразы друг за друга буквально в каждом предложении, словно в своей музыке. В которой тоже – никто не главный. Словечки в скобочках «(смеётся)» и «(улыбается)» расставьте, пожалуйста, сами – не хочется отяжелять получившийся диалог штампиками.

Итак, ребята светились, как новогодняя гирлянда, и рвались на сцену, но мы успели-таки пробежаться по теме отношений с Питером, недоверчивого зрителя, каверов на самих себя, участия в танцевальных конкурсах, дуэтов и кое-чего ещё.

Вы говорили, что Москва, Казань и Питер для вас являются особенными городами в гастрольных графиках. Москву и Казань можно понять. Какие у вас отношения с Питером?

Вова: В Питер мы ездим регулярно, нам пригашает Денис Рубин из музея современного искусства «Эрарта». Мы очень часто в ней выступаем, раза три в год точно. Вот сегодня наш выбор – концертный зал «Аврора».

Многие музыканты говорят о том, что в Питере публика очень критичная, задумчивая, и очень сложно её раскачать. Поспорите с этим?

Вова: Так это даже кайфово! Потому что у нас есть такая же задумчивая музыка, которую мы, скажем так, не всегда осмеливаемся показать в Москве или в других городах.

Илья: У нас есть целая лирическая программа, где мы показываем все наши трогательные песни наподобии «Radiohead» — такие медленные андеграундные вещи. А в Питере это вообще потрясающе воспринимают.

Гарри: Кстати, в мае такую программу мы играли в «Эрарте». Нам понравилась реакция: было видно, что питерцы на волне с нами.

Вы вообще успеваете рассматривать своих зрителей, смотреть им в глаза?

Илья: Мы всегда первые ряды видим и смотрим им в глаза. Поём на них. Кричим на дальние ряды, которые не видим. Вот Гарри у нас совсем плохо видит, я тоже уже так, честно говоря, плохо стал видеть.

Гарри: Я знаю, что Вова наш обычно выбирает какую-нибудь барышню и для неё поёт!

Вова: Да! Только тут главное – угадать с барышней. А то… можно на чужую девушку попасть.

Илья: А потом огрести, да?

Вова: Да, но мы не огрежём! Мы ведь на сцене и нас спасёт охрана)))

Ваша основная публика — это девушки. Скажите, а неожиданные персонажи на ваших концертах бывали?

Вова: У нас есть несколько поклонниц, которые ездят за нами на концерты. Даже в Новосибирск или Нефтеюганск. Но это, как раз, ожидаемые.

Гарри: Однажды особенно приятно было увидеть семейную пару, которая приехала специально за нами в Вену послушать наш сет, когда мы поехали в Австрию на а-капельный фестиваль.

Когда выходите на сцену, вы до сих пор встречаете удивлённые недоверчивые лица?

Вова: Мы никого и не обманываем. Даже если мы какие-то плейбэки используем, это бывает редко.

Гарри: Сегодня на концерте всё живьём будет исполнено.

Вова: Был такой момент, когда мы записывали несколько песен на проект «ИВоГа». Мы баловались с инструментами и решили записать их тоже так, как они звучат оригинально вместе с нами. А ведь изначально «зашили» в компьютер собранные инструменты, чтобы они параллельно с нашими голосами шли, и в результате сами же от всего этого отказались. Потому что это слушается не живо.

Илья: Сейчас мы стремимся к тому, чтобы даже в тех вещах, где много инструментов и полный навал с аранжировкой, более 60-70 % исполнялось живьём при зрителях. А вот эти маленькие 30% — да, что-то из компьютера может звучать, но это только на своих сольных песнях, в которых задуманное по-другому не вытянешь. У человека, который у нас впервые, всё равно может возникнуть подозрение, что у нас там всё равно что-то заранее записано. Многие ищут подвох.

Но это банально нашперфекционизм довёл нас до того, что всё на концерте звучит именно вот так гармонично и круто. Мы и наш звукорежиссёр – очень замороченные на звуке люди.

Гарри: На концерте в Москве у меня создалось впечатление, что нас проверяли. В начале одной из песен, во время записи, кто-то в зале специально прикрикнул, чтобы послушать, запишется это в трек или нет. Оно записалось! В результате в звучащей песне в определённом месте лупа всё это дело повторялось по кругу. Забавно было.

Команде уже 13 лет. Скажите, вы суеверны?

Все: Вообще не суеверны и в приметы не верим.

Гарри: Тем более, у нас нет ещё приметы по поводу 13-летия группы.

Илья: Хотя… вот в 40 лет день рождение не отмечают. И мы, наверное, пропустим.

А в чудеса верите?

Вова: С возрастом всё меньше и меньше.

Илья: В свои силы верим! Пока они есть, будем работать и получать удовольствие. Вот силы закончатся, дальше уже будем надеяться на чудо.

Но всё же какая-то доля везения в успехе вашего коллектива есть?

Гарри: Возможно, без доли везения не получился бы успешный старт в своё время.

Илья: Бывает, мы случайно оказываемся в нужном времени в нужном месте.

Вова: Вот и недавно такое произошло. Мы совершенно неохотно пошли на премию «Мюзик бокс», хотя нас там номинировали. Мы не очень любим по всем этим красным дорожкам ходить, это достаточно скучно.

Илья: И на этом вечере произошло два приятных совпадения. Мы взяли премию в номинации «Вне формата». Хотя, сомнительная номинация, но всё же. Но дело не в этом, а в том, что мы всё-таки оказались в этом месте. На входе к нам подошёл Ди-джей Грув и познакомился с нами.

Вова: Оказывается, не только мы прёмся от его творчества, но и он от нашего.

Илья: Мы буквально через несколько дней начали работать над совместным треком. Я думаю, в ближайшее время он будет готов!

Вова: Учитывая то, с какими темпами мы его делаем, может быть неделя-две.

Кстати говоря. Ходят слухи, что в скором времени нам стоит ожидать от вас бомбического клипа вроде работ «OkGo». Как у него дела?

Илья: Да, мы сейчас снимаем один клип на «Alone in the Dark» и «Stars Are Closer».

Гарри: Музыкальную часть спродюссировал американский композитор Уолтер Афанасьефф со своей командой.

Илья: А вот клип сейчас находится на стадии обработки и препродакшена, он оказался высокотехнологичным, и мы нашли человека, который в хорошем смысле «сумасшедший». Очень замороченный на деталях: ему нужно очень тщательно всё подгадать, чтобы всё задуманное сошлось в правильном русле. Технически это будет нон-стоповая съёмка на протяжении 12-ти часов.

А вы успеете доделать этот подарок своим поклонникам до нового года?

Вова: Это случится до нового года, я думаю, точно. Мы даже хотели успеть ко дню рождения. В силу того, что активно готовились к концертной части, мы также немножечко не успели сделать студийную версию некоторых кавер-версий, которые люди от нас уже требуют на протяжении полугода. Мы уже и это скоро выпустим.

Случался ли с вами какой-то особенный концерт, который вы хотели бы прожить второй раз?

Илья: Вот в Москве и в Казани последние (посвящённые 13-летию группы – прим.) ну очень клёвые концерты были! Я надеюсь, что и сегодня всё пройдёт шикарно. Если по себе судить, субъективно, то в Москве я выложился так, что прям вымотался. Давно я так не уставал на концертах! А вообще хотелось бы повторить такой праздник, какой был на 10-летие группы. Это был очень большой концерт с очень серьёзной подготовкой: у нас было около 10-11 сетов и полконцерта были дуэты. Мы тогда вообще с ума сошли.

Все и Валера, (импресарио): На 15 лет сделаем сильнейший концерт, где будет много хитов. Мы зажжём!

Вова: Может быть, за это время уже подготовим новые совместные песни. Например, новая песня с ди-джеем Грувом точно уйдёт в народ. У неё какой-то мощнейший потенциал. Знаете, вот когда на этапе производства ты показываешь её своим друзьям, а они тут же говорят «Я хочу её в плеер, скачай мне её сейчас», а я такой: «не, это ещё не финальная версия», а мне: «ну всё равно, давай сюда!» — вот это хороший признак.

О Каверах. Вы вдыхаете жизнь в целый пласт музыки от Элвиса до Михея и Rag’n’Bone Man. Скажите, а какая-нибудь реакция оригинальных исполнителей до вас докатывается? Хотя бы русских.

Вова: В случае с «Billy’sBand» мы сделали кавер на «Снежную королеву». Билли признал нашу версию лучше, чем оригинал. Он сам так сказал, и это приятно.

Илья: Но случались и отрицательные отзывы.

Вова: Как раз вот со «Звуки Му» такая история. Они не особенно оценили нашу электронную версию «Досуги-Буги». А ещё был неприятный опыт, когда мы делали кавер-версию на песню Земфиры «Мальчик». Мы взяли для этого её трек голоса, который она сама добровольно выложила в сеть, чтобы люди могли добровольно делать с ним всё, что хотят. Мы изменили мелодию, мы изменили её голос — растянули его. Словом, ей категорически не понравилось.

Илья: Если честно, я вот сам недавно слушал этот кавер и согласен с тем, что он плохой. Он действительно плохой.

Вы считаете это своей неудачей?

Илья: Скорее, да. Впрочем, это тоже опыт. Мы молодые были тогда ещё.

Вова: Дело в том, что мы ведь нигде толком не учились, интуитивно рассчитывали, как надо делать что, периодически бились об углы.

Илья: Вот сейчас бы мы вообще по-другому это бы это сделали, а за «Мальчика» даже и не взялись бы.

Вова: Сейчас, мне кажется, подходим к работе с большим вкусом, чем тогда. Тогда мы просто джаз больше слушали и думали, как можно усложнить аранжировку. А сейчас мы склонны не прятать материал, не портить песню аранжировкой.

А как насчёт «Иванушек» или «Шуры»?

Гарри: «Иванушки», кстати, кайфанули. Точнее, Матвиенко кайфанул, когда мы пели «Тучи» в рамках передачи «Достояние республики».

Вова: Когда он её услышал, сказал: «Ребята не стесняйтесь, пойте её, у меня к вам никаких претензий нет.»

Илья: Мы её иногда поём на концертах, но уже исключили из репертуара.

Вова: Потому что у нас очень много собственных лиричных вещей. И когда встаёт вопрос выбора, мы выбираем спеть лирическую нашу песню.

Илья: Да и поколение чуть-чуть сменилось. И люди, которые ходят на наши концерты, они уже не помнят, что это вообще такое за песня.

Как-то вы говорили, что будете делить программы для выступлений на «каверальные» (ваш золотой фонд) и, так сказать, вечера собственного сочинения…

Вова: Ну вот, кстати, сегодня мы решили пренебречь этим правилом, потому что у нас день рождения. Сейчас мы пройдёмся вообще по всему тому, что с нами происходило за эти 13 лет. Сегодня — Зэ бэст оф зэ бест!

В ваших сольных работах используются музыкальные инструменты. Так вот. Вопрос прежде всего к братьям – уже думали, как будете выкручиваться, если зрители будут настойчиво просить ваши сольные треки сверх программы, например, вот Вовину «Настю», а музыкантов и инструментов под рукой не будет?

Вова: Мы не будем выкручиваться, а подумаем об этом заранее.

Илья: Я не думаю, что сейчас не имеет смысл устраивать какой-то вечер сольных проектов, пока не наберётся какое-то количество треков и с каждой песней будет проведена определённая пиар-работа, чтобы люди знали эти песни и знали, на что они идут и хотели бы услышать именно их. Подождём хотя бы полутора десятка. Я вот как сольный артист со своим сольным проектом буду выступать не раньше чем через год.

Я к чему этот вопрос-то задала. Не было идей сделать а-капельные каверы на собственные песни?

Гарри: Вот мы сейчас так и поступили. Песня «Спешите любить» на концертах — это кавер на самих себя в записи. А вот, например, песня из «Иволги» («Приди ко мне» — прим.), которую исполнил я, это странная история, потому что она неисполнима без пианино, в варианте «только голоса». Та песня, которую я сегодня спою, продумана так, чтобы она была исполнима нами с помощью лупов, хотя в записи она будет с инструментами.

Илья: Мне вот когда Гарри показывал эту демо-запись, я подумал, что она прям круто звучит с инструментами. Но он её просто очень хотел исполнить зрителям, поэтому мы её подготовили как а-капельную для наших этих трёх дней рождений.

Вова: В Москве и Казани на неё очень хорошая реакция была. Неожиданно, несмотря на то, что она среднетемповая, какая-то такая эмбиентная, гипнотизирующая.

Немного расскажите о процессе. Кстати, сколько времени вы проводите в совместных репетициях? Это ведь 8-ми часовой рабочий день с девяти до шести?

Вова: Мы выставили себе недавно график: пн, вт, ср, пт, если есть возможность, то по 6 часов. Причём 3 часа мы тратим на репетиции, то есть на повторение или на разработку нового живого материала, а три или там по остаточному принципу тратим на запись нового. Мы «заездили» свою стандартную программу последних четырёх лет и в этом году по этому принципу процентов на 70 обновили программу каверов. Песен наверное 15 было сделано, из них пяток отсеялись. Примерно, как по принципу стендаперов. Знаете, как они разрабатывают идеальные выступления? Они пишут большое количество шуток, все, какие напридумывались, а потом начинают отрабатывать, как говорится, «на кошках» — в клубах. И шутки, на которых «не смешно», отсекаются на этапе до телесъёмок естественным отбором. Остаётся только достойный материал. Так вот, мы также делаем.

Бывали ли у вас при сочинении песен такие истории, когда первой появлялись слова, и только во вторую очередь – музыка?

Все: Да, конечно. Периодически.

Гарри: Я только так и пишу.

Вова: Но вот про последнюю работу — с ди-джеем Грувом — у нас получилось наоборот. Вначале была музыка. И, причём, текст наверное бы не родился без музыки. Музыка заложила состояние, которое мы поймали и благодаря которому сложились слова сами собой.

Вы ведь никогда не сотрудничали с авторами-стихотворцами? Это ваша принципиальная позиция?

Гарри: Нет, но мы и не относимся к этому ревниво.

Вова: Просто не нашлось пока близких нам по духу. Кстати, у нас есть одна песня – «Снега песня», новогодний «экспириентс», автором которой приходится наш родственник – наш с Ильёй двоюродный дед Тимур Алдошин. Он поэт. Как-то я взялся читать его стихи и наткнулся на грустное новогоднее стихотворение. Я предложил парням сочинить нам под него что-нибудь, и получилось очень здорово.

Гарри: Она стоит вообще особняком от всего того, что мы делаем.

Илья: И ещё мы там сами на инструментах играем (клавишах и ксилофоне).

Бывает ли в вашем коллективе творческая осень, когда листья опадают, песни не пишутся, настроения нет и муза не приходит?

Илья: Обычно летом ничего не пишется, но как раз потому, что хочется дышать воздухом, радоваться жизни и отпустить себя. А, кстати, осенью, наоборот, отсутствуют отвлекающие факторы: хочется закрыться дома и что-то вдруг настигает.

Гарри: Например, депрессивные песни.

Илья: Но мы, кстати, не особо волнуемся, что не поставили творчество на рабочий поток. Ведь от этого мы живём счастливее.

А кто в таком случае даёт волшебный пинок, чтобы вывести команду на активную сторону? Как вы собираетесь снова в русло творения?

Илья: Мы стараемся вообще друг друга не пинать. Мы очень много репетируем, чтобы всегда быть готовым в концертам, и постоянно остаёмся в форме.

Вам не бывает скучно оставаться в одиночестве на своей уникальной нише и практически без серьёзной конкуренции?

Илья: Мы ни с кем и не соревнуемся. Мы приравниваем себя к инструментальным музыкантам. А понятия «конкуренция» для нас не было.

У вас полно по-настоящему двигательной музыки. Атакуют ли вас профессиональные уличные танцоры с идеями клипов и предложениями о сотрудничестве?

Вова: Вот у нас был последний клип «Спешите любить» в главной роли с Антоном Пануфником. До этого мы также работали с «Апачи Крю», Машей Козловой, Димой Щебетом. Дима только после нашего клипа стал главным танцором страны, мы его раньше увидели! Для «Досуги-Буги» ребята нас в течении десяти дней натаскивали по танцам, это было весело. Но всё это наша инициатива в основном.

Гарри: А вот Маша нас пригласила сама для своего выступления на ТНТ в проект «Танцы». Также на телеканал «Россия» команда «THE FIRST CREW» нас позвала для номера. Кстати, с этими же «Досуги-Буги».

Недавно команда взяла курс на русскоязычные песни собственного сочинения. Это потеря интереса к мировому завоеванию или просто так много всего захотелось сказать по-русски? С чем связанны такие перемены?

Илья: Мы гордимся нашими английскими песнями, потому что они неплохие. Но 90% времени мы поём всё же в России.

Вова: Русские песни у нас были с самого первого альбома. Просто удачнее мы их стали писать позже. Песня остаётся такой, как она написалась. Мы её не собирались бы переводить на русский или наоборот делать.

А как происходит выбор: по-английски писать или по-русски?

Все: Да просто оно так приходит в своё время и сомнений не остаётся.

Вова: Зато смотрите, как нам классно: мы приезжаем в какой-нибудь европейский город, играем там концерт, свои английские песни, и там люди понимают, о чём мы поём. Кстати, мы собираем там не экспатов, в Европе. То есть местных, там русские на нас почему-то не ходят.

А возможность вашего дуэта с «Чёрным какаду» – это шутка?

Илья: Да это прикалываемся мы так!

Гарри: В тот день, когда мы так пошутили, мы просто обсуждали статью о том, что чёрный какаду в период брачных игр выстукивает для своей самочки ритм, очень похожий на человеческую музыку. Вот это так и осталось в интервью.

Илья: Есть ряд вопросов к нам, на которые мы устали уже отвечать. Например «Как вы так решились собраться?», «Кто был автором идеи собрать такой гениальный коллектив?», «Куда вы дели деньги за выигранный конкурс Новая Волна?», «Расскажите какую-то смешную историю из гастрольной жизни» и так далее. А когда вопросы кончаются, нас просят спеть что-нибудь.

У меня тоже есть такой вопрос! Но я его переформулирую, авось не распознаете. Нужно ли вам как-то восстанавливаться после вот таких вот живых двухчасовых марафонов, какой начнётся через пару минут? Ухаживаете ли вы за своими «профессиональными» инструментами?

Гарри: У каждого свои ритуалы.

Вова: У Илюхи, например, есть гигиеническая помада с собой. Правда, сейчас чего-то нет.

Илья: Ну зима ещё не пришла окончательно. Да и вообще это элементарная человеческая необходимость: губы трескаются от холода.

Вова: Вобщем-то, никаких больше других особых вещей. Но мы всегда распеваемся перед выходом на сцену.

А что за необходимость в шестерых кусочках инжира из вашего бытового райдера?

Илья: На самом деле, надо бы нам уже чего-нибудь поприкольнее придумать. Знаете, вот, например, у Вани Дорна в гримёрке две спиленные батарейки стоят, которые поставлены на стол ребром, у Славы Вокарчука — два теннисных мяча, третьего — чёрные полотенца. Это сделано для того, чтобы люди, ответственные за бытовой райдер, позвонили и спросили, например: «Ребята, а вот эти спиленные батарейки какой марки вам нужны?» Если они задают этот вопрос, значит, они прочитали. Вот и мы всерьёз жизненно не нуждаемся в инжире как таковом.

Ну а какой-нибудь ритуал молчания у вас есть после большого концерта?

Вова: После — хочется выдохнуть, осмыслить, подумать, посидеть и ничего не поделать! Минут пятнадцать. И потом уже, дальше, можно общаться. Но чаще всего так получается, что нас просят выйти в зал на сэлфи со зрителями.

Гарри: Честно говоря, мы неохотно выходим, иногда ленимся какое-то время, потому что ты выдохлись. Но самые настойчивые нас дожидаются.

Я высчитала, что ваша группа по знаку зодиака получается скорпионом. Скорпионы обладают способностью добиться всего, что они пожелают, — они просто магически всесильны. С днём рождения и хорошего концерта! Оставайтесь скорпионами!

P.S. Концерт прошёл на волне положительного заряда, и, как всегда, с дикой отдачей ребят. Программу они составили из песен, которые нравятся им самим и которые внесли вехи в хронологию 13-летней истории группы, начиная прям с самой первой и заканчивая самой свежей законченной. Что, кстати, было воспринято поклонниками с большим удовольствием, а треть гостей, впервые пришедшая на концерт Jukebox Trio, как минимум на один вечер всецело попала под гипнотическое обаяние этого коллектива.

Среди звёздных гостей был замечен «Меджику-льщик», для которого немного «Насалатили» со сцены. Приятным подарком вечера, как парни и обещали, была премьера — новая порция космоса прямиком из кудрявой головы басиста Гарри – история с неожиданно ироничным рефреном «зая, я засыпаю».

Засыпали, наверное, только с цветными снами ночью после концерта.

Питер верит в эту яркую «тринадцатилетнюю» троицу, полную идей и жизни, и ждёт по любому поводу в гости снова.

О том, как это былов Питере 2 ноября — в фоторепортаже Вероники Касьян.

Беседа из гримёрки — Мартынова Евгения.

Jukebox Trio

Flickr Album Gallery Powered By: Weblizar